Клиника страдания

Если клиника страдания есть выражение тромбоза коронарного сосуда, если люэтическая природа должна быть отвергнута, если при этом температура непосредственно повысилась в момент острого поражения сосуда, то в этиологии тромбоза следует искать инфекцию, но другую, не специфическую, и она сразу должна поразить непосредственно коронарный сосуд. Это инфекционный процесс в самой коронарной артерии, т. е. артериит коронарного сосуда.

Если клиническую картину признать типичной для инфаркта, то другого, более вероятного объяснения (хотя такая болезненная форма и встречается необычайно редко) нельзя было найти.

Только в этом случае понятна и высокая температура с момента начала заболевания, так как она является проявлением самой инфекции, а не следствием некроза мышцы сердца от тромбоза коронарного сосуда, т. к. она появляется при этом позже.

Что касается другого чрезвычайно важного обстоятельства—момента одновременного обильного кровохарканья, то надо признать, что и эти явления есть выражение такого же первичного поражения сосудов легких, а не результат инфаркта легкого.

Для образования инфаркта легкого нет первичного очага. Такие случаи поражения сосудов при артериитах отмечаются в литературе. Они трудны для диагностики, но существуют в действительности. Для клинициста, принимающего основной причиной картины страдания у больного поражение самого сердца, другого объяснения механизма и этиологии заболевания не было.

Вскрытие обнаружило инфекционный артериит венечных сосудов и подтвердило правильность рассуждения клинициста. Таким образом, решающим симптомом в данном сложном для диагностики случае надо признать внезапную наступившую резчайшую боль в груди, от которой больной почти лишился сознания. Такая интенсивность боли возможна только в двух случаях: при пневмотораксе (в момент прорыва плевры) и стенокардии (чаще с тромбозом). Никакие другие поражения органов грудной клетки не могут обусловить такой интенсивности болей у человека, до того момента крепкого, здорового.

Как показало дальнейшее течение заболевания, клиническая симптоматология складывалась в пользу поражения именно сердца, а не плевры. Следовательно, применительно к данному случаю оставалась единственная возможность — признать начальный синдром как стенокардию.

Такой отправной пункт является чрезвычайно важным и ценным для всего дальнейшего клинического мышления. По существу, наиболее трудной и ответственной была именно прав вильная оценка причины начальных симптомов процесса. Дальнейшая симптоматология ни у кого из врачей не вызывала сомнений, потому что она была чрезвычайно патогномоничной для простой сердечной слабости.

Разрешите перейти к обсуждению в данном случае больного, характер болезни которого для нас сейчас представляет известный интерес.

«Госпитальная терапия», А.С.Воронов



Смотрите также: