Повышение содержания гемоглобина в крови

Повышение содержания гемоглобина увеличивает кислородную емкость крови, что создает лучшие условия для снабжения тканей кислородом. В этом случае падение напряжения кислорода происходит медленней при прохождении крови через капилляры, в результате чего уменьшается гипоксемия и облегчается диффузия кислорода из капилляров в ткани. Нарастание числа эритроцитов увеличивает поверхность соприкосновения альвеолярного воздуха, тканей и носителей кислорода, что также будет способствовать лучшей дыхательной функции крови.

Рост гемоглобина поднимает и «кислородный потолок» спортсмена, т. е. максимальное количество кислорода, которое может быть доставлено в ткани за одну минуту. Величина «кислородного потолка» — это важный показатель возможностей работоспособности человеческого организма. Так как гемоглобин обладает сильными буферными свойствами, нарастание его в крови увеличивает буферную силу крови, что имеет большое значение при мышечной работе.

Но говоря о повышении кислородной емкости крови, вызванной действием гипоксической гипоксии, следует иметь в виду, что это создает лишь большие возможности организму в борьбе за кислород, реализация которой будет зависеть от многих факторов и, в частности, напряжения кислорода в крови, активности окислительных ферментов, проницаемости стенок капилляров, сдвигов кривой диссоциации оксигемоглобина.

Реакция оседания эритроцитов к 18 дню акклиматизации изменилась в среднем с 6,45+0,61 до 5±0,47 мм в час. И хотя разница Этих величин статистически не доказывается (Р>0,05), все-таки можно предполагать о наличии в условиях среднегорья выраженной тенденции к ускорению РОЭ. Такая направленность реакции отмечалась у 55% исследуемых. Изменение РОЭ указывает на то, что климат среднегорья и мышечная деятельность меняют не только красные клетки крови, но и свойства самой плазмы. Согласно литературным данным оседание эритроцитов объясняется действием особого активного белка плазмы, который реагирует с поверхностью эритроцитов и вызывает их обратную агглемерацию и, как следствие, ускорение оседания.

На 16—18 дни тренировочных сборов в среднегорье отмечалось заметное повышение числа лейкоцитов в среднем на 780 в 1 мкл. (Р<0,05). Повышение количества лейкоцитов имело место у 64,5% испытуемых. Изучение лейкоцитарной формулы показывает, что увеличение лейкоцитов, прежде всего, происходит за счет роста числа лимфоцитов. Указывая на небольшое нарастание числа лейкоцитов в горной местности, одновременно следует отметить, что у 32,7% спортсменов наблюдалось понижение количества лейкоцитов в периферической крови. Поскольку о функциях лимфоидной системы точных представлений пока не имеется, трудно оценить наблюдаемые нами факты. Можно лишь утверждать, что проведение тренировочных занятий в условиях среднегорья не вызывает больших напряжений в деятельности кроветворных органов и в частности лимфатических узлов.

Число эозинофилов продолжало снижаться, и к 30 дню акклиматизации средняя величина понижения составила 18% от исходных показателей, однонаправленность изменений отмечалась в 86,6% случаев. Уменьшение количества эозинофилов в период с 20 по 30 дни пребывания спортсменов в среднегорье не сочеталось с усилением глюкокортикоидной функции коры надпочечников. По-видимому, в настоящее время нет оснований говорить о строго специфической самостоятельной регуляции эозинофилопоэза со стороны гипофизарно-надпочечниковой системы.


«Среднегорье и спортивная тренировка»,
Д.А.Алипов, Д.О.Омурзаков



Смотрите также: