Анализы

Исследование крови: гемоглобин — 80 ед., эритроциты — 5 750 000, цветной показатель — 0,9, лейкоциты — 5200, эозинофилы — 3%. палочко-ядерные — 9%, сегментоядерные — 69%, лимфоциты — 16%, моноциты — 3%. РОЭ —14 мм в час.

Исследование мокроты: кристаллов Шарко-Лейдена и спиралей Куршмана не обнаружено.

Исследование мочи: удельный вес—1013, белок — следы; в осадке: 2— 5 лейкоцитов в поле зрения.

Несмотря на то, что лабораторные данные не дали, казалось бы, типичных для астмы изменений, мы имеем все основания предполагать в данном случае бронхиальную астму. В конечном счете наиболее важным и верным основанием для диагноза является клиника: наличие приступов удушья и характер этих приступов

Настоящего раздражителя у больной мы, к сожалению, не обнаружили, поэтому и терапию следует применять такую, как в обычных случаях при бронхиальной астме.

Во время приступа больная получает адреналин 1 : 1000 по 0,5—1 мл под кожу. Это хорошо действует на нее и обрывает приступ. С начала заболевания она все время лечится.

Принимала ряд физиотерапевтических процедур и лекарственных веществ (кварц, рентген, диатермия, атропин, эфедрин и т. д.), но приступы все же продолжаются. (В последнее время применялся ряд действенных средств, о которых будет сказано в конце). С другой стороны, мы настойчиво рекомендовали ей выехать (не обязательно на курорт) в любую сельскую местность, к морю или в центральные области Советского Союза. Там, где у больной не будет приступов,— там и лучший для нее, климат.

Наиболее подходящим оказался климат Московской области, где у больной во время ее пребывания в течение нескольких лет никогда не было приступов. Больная намерена выехать туда на постоянное жительство.

«Госпитальная терапия», А.С.Воронов



Смотрите также: